82c9accd6f450624 На спортивных лифчиках делают миллиарды. Но женская грудь так плохо изучена, что ими все недовольны | В законе | Право пользоваться информацией
Главная / Новости / На спортивных лифчиках делают миллиарды. Но женская грудь так плохо изучена, что ими все недовольны

На спортивных лифчиках делают миллиарды. Но женская грудь так плохо изучена, что ими все недовольны

Реально важный вопрос.

От редакции. Это пост раздела «Стиль», в котором мы изучаем отношения спорта и моды. Текст – о мощных темпах роста рынка спортивных бра, которые при этом все считают неудобными.

Когда посреди теннисного межсезонья чемпионка «Шлемов» Виктория Азаренко написала, что самое сложное после двухчасовой тренировки – снять спортивный бюстгальтер, женщины хорошо ее поняли. «Нет, самое сложное – это не врезать самой себе по носу!» и «В такие моменты я мечтаю о ножницах», – отвечали ей.

29-летнюю Азаренко экипирует Nike – казалось бы, не ей жаловаться. На сайте марки больше 50 моделей спортивных бра любой степени поддержки, «созданных в ответ на требования как вашей самой напряженной тренировки, так и занятия йогой после нее». Прошлым летом компания представила революционный бюстгальтер, сделанный по технологии кроссовочного цифрового вязания Flyknit. На его создание ушло 600 часов биометрических тестов и три функциональные карты тела – цифровых скана, фиксирующих зоны, которые нуждаются в охлаждении, проветривании и поддержке (обычно для одного продукта достаточно одного).

Чуть раньше у Nike вышел бюстгальтер Motion Adapt Bra, в который вшит «адаптивный материал из уникальной пены и полимерного соединения, который растягивается в состоянии покоя и фиксируется, когда чувствует нагрузку». За этот же период бра-откровения вышли у Reebok, Under Armour и Champion.

Только всем известно, что, если для одной тривиальной проблемы предлагается слишком много решений (особенно со словами «полимерное соединение»), дело дрянь.

Спортивные лифчики появились в 70-е, сейчас рынок мощно растет

Первый спортивный бюстгальтер был создан в 1977-м в США (формально в 1975-м вышел специальный бюстгальтер для тенниса, но концептуально он почти не отличался от обычного белья и на рынке провалился). Пятью годами ранее в стране приняли знаковую поправку к закону об образовании (в историю вошла как «Раздел IX»), по сути обусловившую возникновение профессионального женского спорта. Пятью годами позже великая Джейн Фонда станет первой фитнес-иконой, когда выпустит кассету с занятием аэробикой и предвосхитит примерно всю видеоиндустрию. На этой же волне в 70-е появилась Женская теннисная ассоциация (WTA) – сейчас, возможно, главный в мире женский спортивный профсоюз, – и женщина впервые подписала контракт с НБА.

Во второй половине 70-х самым популярным рекреационным спортом был бег, но специального женского белья для него, понятно, еще не было. Прототип спортивного бюстгальтера возник, когда американка Лиза Линдаль пожаловалась мужу, как неудобно бегать в обычном бюстгальтере на костях. Тот в шутку взял свой бандаж (jockstrap) и обернулся в него со словами: «А вот и ваш бандажный лифчик, девочки». Линдаль и пара ее подруг-костюмеров прокачали дизайн (сшили два мужских бандажа, приделали бретельки) и название (Jogbra: игра слов между jock, бандаж, и jog, бегать трусцой). Потом они основали компанию, которая позднее стала Champion. Сейчас оригинальный jockbra (пожилые американки до сих пор называют спортивное белье именно так) закономерно навевает ассоциации со знаменитыми платьями Herve Leger и хранится в Национальном музее американской истории в паре кварталов от Белого дома.

За 40 лет существования спортивного бюстгальтера индустрия прошла путь от робкого маркетинга 70-х через великую кампанию австралийцев Berlei с юной Анной Курниковой и смелым слоганом «Скакать должны только мячи» (сейчас марку представляет главный бюст мирового спорта – Серены Уильямс) через программное заявление Under Armour с Жизель, Мисти Коупленд и Линдси Вонн к цайтгастовому бодипозитиву Nike.

В 2017-м, по данным Transparency Market Research, мировой рынок бюстгальтеров стоил 24,6 млрд долларов (с прогнозируемыми 34,9 к 2026-му), а его самые растущие сегменты – это бра без костей (они же бралетт – антагонисты символа дурного вкуса 90-х пуш-апа) и спортивные.

Statista говорит, что за пять лет с 2014-го продажи спортивных бра вырастут почти вдвое с 7,1 до 13,8 млрд долларов.

Причина бума спортивного белья ровно та же, по которой в инстаграме 2010-х кроссовок больше, чем лубутенов: молодежь, во-первых, заботится о здоровье и занимается спортом, а, во-вторых, ценит комфорт и естественность и уважает athleisure (одежду, пригодную для спорта), пожалуй, больше сшитого на заказ костюма. Дженнифер Лоуренс, Белла Хадид и Селена Гомес сочетают два направления: надевают спортивные бра с юбками Dior и жакетами Balmain, и отправляют индустрию в овердрайв: предложение растет в ответ на спрос, который растет в ответ на нескончаемый поток стритстайл-образов. 

В результате 41% миллениалов, опрошенных специалистами по рыночной конъюнктуре NPD Group, надевал спортивный бюстгальтер за последние семь дней – и далеко не только в спортзал, – а делают спортивные бра сейчас не только спортивные lululemon и adidas или бельевые Oysho и Victoria’s Secret, но и Topshop, ASOS, H&M и любой релевантный производитель одежды.

Рынок растет, но спортивными бра все недовольны

И тем не менее, через 40 лет после бюстгальтера из двух повязок журнал об активной жизни Outside выкатывает аналитику «Жалкое состояние индустрии спортивных лифчиков», сопровождая ее почетной подборкой «Спортивные бра, которые чуть лучше, чем полный отстой», а опрос Journal of Physical Activity and Health показывает, что 17% женщин вообще не занимаются спортом, потому что не могут подобрать бюстгальтер и стесняются того, как грудь скачет без нужной поддержки.

Функциональность – основополагающее качество спортивного бюстгальтера – по-прежнему его слабое звено.

«Женщины годами мирились со своим спортивным бельем, – рассказывает дизайнер Reebok Даниэль Витек. – Я постоянно натыкаюсь на выкладки о том, что я такая не одна. Поразительно, как при таком недовольстве существующим на рынке предложением за 40 лет не достигнуто практически никакого прогресса. Хотя каждые пару недель какой-нибудь бренд выпускает модель, которую разрабатывали «два-три года». И единственное, что меняется, – увеличиваются эти сроки: мы потратили четыре года! А мы пять!». 

Проблема в том, что женская грудь плохо изучена

Причина этого трагического несоответствия между спросом и предложением – как и многих других важных для жизни вещей – женская грудь. Изучать ее научно (а не так) взялись только в конце нулевых, потому что ее биомеханика сложна настолько же, насколько неотразима, и даже в научной среде еще десять лет назад эта тема была стигмой.

Сотрудник исследовательской группы Университета Портсмута в Великобритании Мишель Норрис объясняет: женская грудь поддерживается только кожей и тонкой соединительной тканью (связками Купера), в результате чего вращается по траектории трехмерных восьмерок: одновременно горизонтально, вертикально, вперед и назад. При этом амплитуда индивидуальная для каждой женщины, потому что грудь – как снежинка: двух одинаковых не существует, и эффективного механизма самоподдержки нет.

Это и делает создание сколько-нибудь универсального спортивного бюстгальтера такой неподъемной задачей, вдохновляющей, например, Reebok закачивать в свои бра высокотехнологичный гель из костюмов астронавтов NASA (твердеет при движении на высокой скорости, размягчается в неподвижности).

Для больших бюстов процесс еще усложняется, потому что им нужно больше поддержки, но не меньше пространства для дыхания. Добавить к требованиям поддержки и комфорта модный аспект – и получается, что, по словам директора марки Brooks Хизер Цвиткович, для создания спортивного бюстгальтера с сильной поддержкой нужно не два-три раунда тестов, а пять-шесть. В результате они стоят не 40 долларов, а 70. Это, в свою очередь, обостряет конкуренцию на рынке, а значит, все же способствует инновациям (или тому, что хочет ими казаться).

Не можешь подобрать лифчик – изобрети его (и заработай)

Как и 40 лет назад, инновации часто не рождаются в гонке гигантов рынка, а идут из народа. Например, канадский бренд Knix, запущенный краудфандингом в 2013-м, позиционирует себя как «функциональный лифчик, собравший миллион долларов на Kickstarter» (просили 30 000).

Бодибилдер Сара Мойан не могла найти подходящую модель после рождения первенца, поэтому взяла свой послеродовой бюстгальтер и клеевой пистолет и сделала собственный. В 2018-м ее бренд SheFit заработал 3 миллиона долларов и вошел в рейтинг самых развивающихся частных компаний США Inc. 500.

Бывшая сотрудница Victoria’s Secret Мишель Грант в 2015-м основала марку Lively, потому что хотела белье, сочетающее комфорт, функциональность и стиль (да, всего лишь). За первые три недели работы компания, надеявшаяся на 10 000 заявок, получила 133 000. Три года спустя у них девять базовых моделей спортивных бра, включая такие, в которых хочется идти в MoMA, а не в спортзал. Кстати, попытка Victoria’s Secret сделать сексуальное спортивное белье провалались еще в 2014-м, а сегодня их одномерные представления о женственности окончательно устарели эстетически и морально.

«Бывают в жизни ситуации, улучшить которые невозможно, – нужно просто смириться, – говорит Мойан о своем успехе. – Но я верю, что лучшие продукты – это всегда результат необходимости решить какую-то проблему».

Получается, в XXI веке женская грудь все еще загадка на миллиарды.

Подпишись на самый модный телеграм-канал Sports.ru
Джинсовые шорты Агасси – любовь. Их вспомнили на Australian Open
Superstar – самые успешные кроссовки adidas. Их создали, чтобы отжать у Converse НБА

Фото: Instagram/vichka35; Gettyimages.ru/Express; shefitapparel; globallookpress.com/Igor Vidyashev

Источник

Смотрите также

Смотрите, как мы танцуем

Год: 2018 Страна: Франция Жанр: драма, комедия Перевод: Профессиональный (многоголосный) Качество: BDRip Время: 88 мин. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *